Пасхальная проповедь

Michael Schwarzkopf // 2015-04-12 // Вернуться к новостям

Евангелие от Марка 16, 1-8

Пасхальное Воскресенье, Петрикирхе, 5-го апреля 2015г.

Пропст Михаэль Шварцкопф

Дорогие сестры и братья!

Как замечательно Пасхальным утром прийти в церковь, увидеть ваши приветливые лица, обратиться к вам с Пасхальным приветствием и самому ответить на него. Это утро, когда мы можем забыть о том, что нас тяготит, утро, когда радость и беззаботность становятся самыми важными чувствами. Вспомним, как жены-мироносицы отправляются к гробу и спрашивают себя: «Кто сдвинет тяжелый камень, закрывающий дверь?»  Но вот они приходят, и камень убран. А он быль очень тяжелый, как говорит Евангелие.

Нам знакомы такие тяжелые камни, «камни тревог». Когда я думаю о членах общины, которые сегодня не могут быть с нами из-за болезни, то чувствую беспокойство. Когда я размышляю о нашей церкви и спрашиваю себя, как нам содержать ее, то сталкиваюсь с трудными вопросами. Когда я вижу людей, оказавшихся в сложной социальной ситуации, это действует на меня угнетающе. Тогда мне хочется, чтобы появился ангел, который снимет этот камень, а я бы мог праздновать Пасху, свободный от тревог. 

Казалось бы, женам-мироносицам в этом отношении повезло. Но здесь нам следует быть осторожными со слишком поспешной радостью: ведь женщины хотят увидеть мертвого. Они не испытывают радости, когда видят, что камень убран. Во всяком случае, Евангелие от Марка ничего о радости не рассказывает. Камень убран, а это значит, что Мария Магдалина, Мария Иаковлева и Саломия могут совершить свое служение мертвому Иисусу. Так они думают. Камень убран, и в Пасхальное утро они могут сделать то, что велит их религия.

Мы похожи на этих женщин, когда Пасхальным утром направляемся в церковь. Мы совершаем то, о чем говорит нам наша религия, наши лютеранские традиции. Мы делаем это с удовольствием, это часть нашей жизни, доставляет нам радость и дает силы. Для этого нам  необходимо величественное каменное здание нашей церкви. Все это по-христиански – все это свойственно человеку, так же как и потребность трех женщин в Пасхальное утро убрать камень, чтобы сослужить своему почитаемому Учителю последнюю службу. 

Однако то, что происходит, когда женщины входят в гробницу, совершенно не отвечает их ожиданиям. Юноша в светлых одеждах произносит слова, с которых начинается христианство: вы ищете Иисуса из Назарета, распятого. Его здесь нет, Он воскрес. Вы ищете Иисуса за камнем, в ваших человеческих, религиозных помыслах и представлениях. Но там Его нет, Он воскрес. Высеченные в камне, эти слова запечетлены над входом в Гроб Господень: Его здесь нет.

Жены-мироносицы приходят в ужас. Они бегут из гроба и никому ни о чем не рассказывают, потому что испуганы. Они испытывают ужас человека, который встретился с самим Богом и познал, что эта встреча превосходит все его представления, что любые рамки традиционных религиозных взглядов слишком узки, чтобы постичь Его – Бога. И хотя Ангел повелел женщинам рассказать ученикам о произошедшем, те не делают этого, потому что не находят слов.

А что же мы? Мы повторяем слова Ангела, потому что у нас нет других слов: Он воскрес – Воистину воскрес. Мы знаем не больше, чем жены-мироносицы, мы понимаем не больше, чем они, объятые ужасом. Но когда мы, удивленные, охваченные не-пониманием вместе с Марией Магдалиной, Марией Иаковлевой и Саломией стоим перед пустым гробом и разделяем их ужас, мы оказываемся в шаге о того непостижимого, что есть в  Воскресении.  

Мы не можем сделать этого, это не укладывается ни в один церковный календарь праздников. Пасха наступает там, где мы открыты для Божьего чуда, для целительного смятения от осознания Его близости. Вероятно, не случайно именно три женщины были первыми, кто узнал об этом – может быть, Евангелист Марк хочет сказать, что женщин легче испугать? Однако вполне определенно он хочет также сказать, что женщины обладают особым пониманием нового, неожиданного. Поэтому они становятся первыми свидетельницами Воскресения. Будем же и мы, подобно им, открытыми для Божьего чуда, не позволим себе погрузиться в тревоги, но будем воспринимать чувство ужаса перед лицом неожиданных Божьих деяний в нашей жизни как шанс, как новое начало нашей христианской жизни в крещении и Святом Причастии.

То, что происходит, когда три женщины входят в гробницу, не отвечает их ожиданиям. Происходящее там – не от человека, но от Бога. Удивление, ужас и жизнь в мире, окрашенном Божьей близостью в непостижимый, иной свет – да дарует Господь их нам в это Пасхальное утро и любой другой день нашей жизни, угодный Ему. Аминь     

 

Ostern15kl